Новости Bell

УЗГА не смог завезти вертолеты Bell под видом запчастей

Спор между таможней и Уральским заводом гражданской авиации (УЗГА), связанный с доначислением таможенной стоимости за два вертолета Bell Helicopter, в феврале будет рассмотрен в апелляции. В первой инстанции УЗГА не смог оспорить решение кольцовской таможни, потребовавшей выплатить государству 70 млн руб.

 

Сама поставка была осуществлена по двум контрактам УЗГА 2015 года на общую сумму $6млн. Вертолеты, выпущенные на заводе Bell Helicopter Textron Inc., завозились в страну в разобранном виде. Задекларированы товары были как «хвостовая балка воздушного судна», «воздушные винты и несущие винты», «двигатели турбовинтовые», «главный редуктор для воздушного судна», «колесная пара».

Поставка запчастей для собственных нужд позволяет использовать нулевую таможенную пошлину, тогда как гражданские «летательные аппараты», к которым отнесены вертолеты, самолеты, спутники и суборбитальные и космические ракетоносители, завозятся в страну с пошлиной 15,7%. После камеральной таможенной проверки, в феврале 2018 года Екатеринбургская таможня изменила классификацию товара, ввезенного УЗГА, и потребовала компенсации.

Американская Bell Helicopter подписала с УЗГА соглашение о лицензионной сборке новейшей модификации легкого однодвигательного вертолета Bell 407GXP в 2015 году. Bell впервые передал сборку своего вертолета за рубеж. В Екатеринбурге было запланировано собрать два вертолета для сертификации производства. Затем техника была приобретена Росавиацией для Омского летно-технического колледжа гражданской авиации им. А. В. Ляпидевского. На выставке HeliRussia 2017 компания Bell Helicopter продемонстрировала вертолет Bell-407GXP, собранный на Урале. Председатель совета директоров УЗГА Артур Штанков сообщал, что к 2020 г. УЗГА планирует поставить заказчикам 20 вертолетов Bell-407GXP российской сборки.

В суде УЗГА настаивал на том, что в Россию завозились именно компоненты, которые в разобранном виде вертолетом не являются. И только высокотехнологические и технические операции, произведенные УЗГА, превращают детали и узлы в летательный аппарат, а значит, задекларированы они были правильно.

Читайте также  Первый в 2015-м

Bell Helicopter Textron Inc. вообще не фигурирует напрямую. Уральское предприятие завозило технику в рамках контрактов с посредником — Корпорацией «Симплекс». Поставка по единому инвойсу (коммерческому счету) осуществлялась только по маршруту из аэропорта Нью-Йорка до Франкфурта (одна авианакладная). А при ввозе в Россию транспортировка организовывалась для трех товарных партий: при ввозе из Германии товар был разделен экспедитором — ООО «Авиа Карго» — на части и на таможенном посту в Кольцово отражен в разных авианакладных. УЗГА доказывает, что при таком способе доставки возможен лишь один способ расчета таможенной пошлины, который и был применен.

Из материалов дела следует, что между УЗГА и Bell Helicopter Textron Inc. существовал прямой договор покупки новых вертолетов — то есть речи о покупке УЗГА комплектующих для использования их в какой-то другой сборке — нет. Министерство внутренней безопасности США по запросу ФСБ России сообщило, что запрос на поставку летательных аппаратов в разобранном виде поступил именно от УЗГА «во избежание механических повреждений и также в целях оптимизации стоимости перевозки».

«Росфинмониторинг говорит, что деньги прошли по основному контракту, то есть схема достаточно очевидна и проста: желание сэкономить. И обижаются они на таможню сейчас потому, что не дали возможности сэкономить. Когда заключали эти договора, они закладывали затраты на основе полной оплаты платежей? Они предполагали, что будут закупать вертолет, но не показывали информацию о пошлине заказчику? Или все же это их дельта, которую они положили себе в прибыль, хотя по факту она должна принадлежать государству?» — заявил РБК Екатеринбург начальник Уральского таможенного управления Максим Чмора.

Источник: РБК