Новости Bell

«И одной службы мало»

HEMS, вне всякого сомнения, относится к сфере социальных технологий. То есть тот, кто думает, что речь идет о налете, об эксплуатации воздушных судов, вообще о технике, понимает смысл и назначение этой авиационной службы крайне плоско. По сути, вертолетная санавиация – это довольно показательная, буквально «торчащая из графика» характеристика качества жизни в той или иной стране. Нет санавиации – нет никакого качества, можно уже ничего не декларировать. Даже сама попытка организации подобной службы, обеспечение ее финансирования говорит об общем уровне цивилизованности страны. И хотя производители и специалисты аэромедицины нередко пытаются цифрами убедить, что это в целом выгоднее, оптимальнее и служит соображениям гуманности, но эти оправдания бессмысленны, поскольку ценность этой опции, само ее наличие превосходит любые возражения экономического и политического порядка.

В Европе медицинские вертолеты летают чаще птиц. Для многочисленной популяции HEMS везде «зеленый свет», во исполнение правила «золотого часа».

В США, Канаде, Австралии и Европе сложились весьма эффективные, но различные модели HEMS. Создавались они также по-разному. В основном, по инициативе государства, к которому потом присоединялись частники. Часть служб круглосуточные, где-то нет, есть различия в задачах, оснащении и уровне подготовки медперсонала. Но везде примерно одинаковые подходы в организации этой деятельности.

Однако, германский опыт воистину уникален. Служб здесь всего две, но они охватывают всю страну. И это не самое удивительное. Поражает, что они созданы по инициативе не государства или даже частников, а общественных организаций. И финансируются ими!

Первая появилась благодаря Общегерманскому автомобильному клубу ADAC, а сегодня покрывает огромную часть санитарных потребностей Германии! Это крупнейшее общественное объединение, включающее 20 млн. членов. В структуру входят страховая, финансовая компании, издательство, прокат автомобилей, туроператор, предприятие, выполняющие автобусные междугородние перевозки, и много чего еще.

Вторая основана общественным фондом по инициативе родителей, ребенка которого после ДТП не успела доставить в больницу скорая помощь. DRF Luftrettung в общей сложности располагает чуть более 30 спасательными станциями в Германии, Австрии и Дании и 50 вертолетами. Первой в мире взяла на вооружение EC 145 T2, а ее техническая база способна одновременно обслуживать 11 машин. Для репатриации пострадавших из удаленных регионов планеты используются два самолета Learjet 35A. Часть врачей для экипажей предоставляет германское Минобороны. А в чрезвычайных ситуациях могут быть задействованы вертолеты ПСС бундесвера и машины частных компаний.

Обе обеспечивает интенсивную терапию на борту, могут похвастаться серьезным налетом и показателями по числу спасенных. Нельзя сказать, что такого нет в других странах. Швейцарская Rega живет на взносы граждан и выполняет ряд коммерческих контрактов, чтобы покрывать прочие расходы. В США и Великобритании тоже есть подобный опыт. Но опять же он реализован дробно на уровне графств и конкретных госпиталей, которые арендуют вертолеты, контрактуют операторов, организуют круглосуточное дежурство и т.д. Такого великана, как ADAC, нет нигде…

Академия «Желтых ангелов»

Читайте также  Совершил первый полет третий Kopter SH09

Автомобиль долгое время являлся краеугольным камнем немецкой культуры, но в конце 1960-х годов, когда смертность на автобанах достигла 20 тыс. человек в год, он стал объектом национальной ответственности.

Академики призвали к созданию профессиональной экстренной медицинской службы, впоследствии получившей известность как франко-германская модель EMS. Вместо того, чтобы отправлять пациента в больницу, они ратовали за доставку врача и оказание помощи на месте. Хотя академические институты могли обеспечить доктрину, реализацией неожиданно занялся национальный институт совершенно другого рода — самая большая общественная организация.

В 1968 году ADAC взялся за дело, провозгласив лозунг: «Против времени и за жизнь!». Учитывая сельский ландшафт Германии, клуб оценил полезность вертолетов для экстренной помощи и фрахтовал Bell 206A JetRanger для тестирования. Машина, базировавшаяся в Мюнхене, получила собственное имя «Кристоф Мюнхен» в честь святого Христофора, покровительствующего путешественникам и тем, кто несет тяжкую ношу. К слову, традиция называть вертолеты Кристофами в Германии сохранилась и сегодня.

Может показаться странным, что автомобильный клуб поставил целью спасать пострадавших. Однако, традиция помогать попавшим в беду автомобилистам зародилась еще в 1903 году. Уже к 1960-м годам патрульные ADAC держали плазму крови рядом с инструментами на своих желтых «Жуках» Volkswagen. Возможно, они более чем кто-либо знали, как это важно.

На тот момент в Германии мнения об использовании вертолетов разделились. Машин было мало, и многие не принимали концепцию по экономическим соображениям. Но ADAC некому было сдерживать. Его тщательный подход вскоре вызвал поддержку и интерес со стороны авиационного сообщества, а также подчеркнул необходимость создания устойчивой финансовой модели и другого вертолета.

В 1970 году ADAC приступил к эксплуатации первого Bo.105, на дизайн которого непосредственно повлияла работа клуба. К 1975 году уже восемь баз эксплуатировали Bo105, закупленные МВД Германии, а еще один был приобретен за счет общественных средств ADAC. Пути назад не было, и в последующие годы системы и методы спасения оформились в зрелую общественную службу.

Не считая 12 точек базирования, обслуживаемых МВД, услуги HEMS предоставляются в каждой федеральной земле, которые вносят свой вклад в развитие инфраструктуры и обучение экипажей. Таким образом, система стала общенациональной. Поскольку ADAC был инициатором, неудивительно, что большинство задач выполняет его летное подразделение.

Аварийность на немецких дорогах существенно снизилась, и сегодня встретить вертолет ADAC Luftrettung чаще можно при выполнении миссий обычной неотложной медицинской помощи. Bo.105 послужил основой для разработки более крупного BK117, а затем EC135. ADAC Luftrettung быстро принял обе модели, и сегодня управляет 55 машинами с 37 баз.

Предоставление услуги в масштабе всей страны требует значительных инвестиций и хорошей ИТС, поскольку немецкое законодательство предусматривает ремонт или замену непригодных воздушных судов HEMS в течение 3 часов. Основной комплекс ИТР осуществляют три объекта технической службы ADAC Luftfahrttechnik (ALT), являющихся сервисными центрами Airbus. Она же владеет несколькими дополнительными сертификатами типа EASA, касающимися HEMS.

Читайте также  Интерес к новым Citation растет

Каждая станция оснащена всем необходимым для поддержки операций и размещения экипажа из трех человек: пилота с медицинской бригадой, прикомандированной из местной больницы. Это анестезиолог и парамедик с высоким уровнем подготовки.

Экипаж находится в трехминутной готовности с 6 утра (от восхода солнца зимой) и до 30 минут после захода солнца. Большинство станций выполняют операции визуально днем при видимости не ниже 800 метров. Некоторые оборудованы для ночных и приборных полетов. Даже если вертолет не может лететь, экипаж выедет к пациенту на машине. Борьба за жизнь пациента здесь приоритет!

Каждая станция отвечает за зону радиусом в 50 км, поэтому, время отклика минимально. Всего 15 минут от вызова до осмотра врачом! Иногда гораздо меньше. Обращению со сложным медицинским оборудованием учат всех, включая пилотов. К слову, вертолеты ADAC оснащены не хуже некоторых больниц. Есть системы искусственной вентиляции легких для взрослых и детей, инфузоматы, кардиомониторы, пульсоксиметры, дефибрилляторы, диэлектрические полы и даже кувезы для транспортировки новорожденных. В среднем ADAC помогает 130 людям ежедневно. А это 3% мировых аэромедицинских операций.

Многолетний опыт работы в альпийских ущельях, открытом море и на сложных развязках автобанов надо кому-то предавать. В 2009 году под Бонном была создана первая в мире Академия HEMS. Сначала здесь проводилось первоначальное и периодическое обучение экипажей ADAC, а теперь она привлекает клиентов со всего мира, желающим получить бесценный опыт и научиться справляться с любой задачей. Здесь учат работе в немногочисленной команде, нацеленной на результат — спасение человека.

Использование полномасштабных макетов EC135 и BK117, симуляторов и всевозможных тренажеров, в том числе, двух комплексных (EC135 и 145) уровня А, позволяет сымитировать процесс от подготовки к вылету до доставки спасенного в больницу. Однако, пилоты, врачи и фельдшеры учатся здесь не своей профессии, а тому, как применять знания и умения с учетом специфики HEMS.

В 2014 году ADAC заменил устаревшие BK117 B2 и C2 на H145 с новой авионикой. Эти машины позволяют брать на борт больше медицинского оборудования и без боязни зависать с одним отказавшим на 2500 метрах. Для увеличения числа сценариев и привлечения новых курсантов им потребовался симулятор, который уже введен в строй.

DRF Luftrettung: еще одна, но не последняя

Только за первую половину 2017 года DRF Luftrettung обслужила почти 19,5 тыс. вызовов. Организация неоднократно оповещалась о множестве несчастных случаев, связанных с ДТП и отдыхом на природе, а опытный персонал оказывал помощь пациентам с коронарными синдромами и инсультами. Именно в таких случаях от скорости получения врачебной помощи зависит многое. Благодаря современному медицинскому оборудованию медики службы в состоянии диагностировать и оказывать медицинскую помощь по широкому спектру заболеваний и травм на месте.

Помимо лечения, пациентов нужно быстро транспортировать к местам лечения. Каждый третий пострадавший транспортировался в клинику вертолетами H145, оснащенными приборами ночного видения. Частыми были миссии в горных районах для экипажей двух станций в Австрии. Вертолеты, базирующиеся в Тироле и Каринтии, оснащены кабельными лебедками, без которых спасение в Альпах немыслимо.

Читайте также  УЗГА получил от ФСБ контракт на австрийские самолеты

Специально оборудованный оффшорный вертолет в Гюттине (остров Рюген) обеспечивал слаженную работу службы в Балтийском море. Воздушные машины скорой помощи DRF Luftrettung занимаются доставкой пострадавших или заболевших за рубежом в больницы на родине.

Опытные экипажи и отделения интенсивной терапии позволяют обеспечить оптимальный уход за и передать пациента с вертолетной на больничную койку. Перевозки координируются рабочим центром в аэропорту Карлсруэ круглосуточно, 365 дней в году. Операционный центр обеспечивает летную годность флота круглый год. Здесь за этим следят около 120 инженеров.

Отдел продаж предлагает полный спектр услуг частным, коммерческим и официальных авиационным операторам. Национальные и международные клиенты получают выгоду не только от обширного опыта в области спасения, производительности технической поддержки, но и от тренировочных курсов по практическому выполнению операций.

Конечно, проще жить, когда государственный механизм работает ради людей. Но немцам удалость снизу построить систему, которая признана общегосударственной и только частично финансируется государством.

В роли заказчиков выступают МВД земель, отвечающие за спасательные службы на местах по немецкому законодательству. Стоимость минуты полета составляет чуть больше €60. Основная доля средств поступает не из госбюджета, а от страховых компаний, добровольных пожертвований и специальных фондов. К примеру, ADAC за последние 30 лет выделил на поддержку около €220 млн.

Простым немцам за услуги не нужно платить, все покрывают обязательная государственная и частные медицинские страховки. Со странами ЕС подписываются социальные договоры, регулирующие порядок оплаты. В остальных случаях действуют полисы, необходимые для поездок за рубеж.

Процесс «заказа» рейса прост. Обращение поступает в единую службу помощи 112, которая оповещает все доступные станции и выбирает вариант оказания помощи по принципу «кто быстрей». Машина скорой помощи доберется не так быстро, как вертолет, поэтому, аэромедицинский трафик в Германии очень оживлен.  

В России пока можно говорить сугубо о госфинансировании. Нет у нас ни благотворителей, ни фондов, ни подобных взносов. По понятным причинам. Одна – низкий уровень самообеспечения населения, можно было проще сказать – бедность, но в недостаток самообеспечения входит слабое развитие страховых институтов, недостатки налоговой системы и т.д.  Вообще, в стране с плоской шкалой налогообложения трудно говорить о каком-то самообеспечении. Другая причина – особая структура общества. Некоторые социологи называют ее неофеодальной. То есть, у жителей условного коттеджного поселка «Серебрянка» достаточный уровень доходов, чтобы содержать собственную HEMS для себя и для 2-3 районов своего субъекта (как это делается на Британских островах), но они с удовольствием будут пользоваться бесплатной государственной службой. И государству, как источнику всяческих диспропорций в стране, приходится брать довольно существенные возмещающие расходы на себя.

Герман Спирин

Источник: АВИ